Мы забыли, как нужно улыбаться

Как давно вы искренне улыбались другим людям? Я говорю не о друзьях и родственниках — людях, с которыми вы чаще всего и улыбаетесь. Я говорю о знакомых и незнакомцах — тех людях, которых вы видите нечасто и с которыми, как максимум, заведёте разговор на пять минут и вновь разойдётесь на недели и месяцы.

А когда сделана последняя фотография, на которой вы искренне улыбаетесь? Речь не о фото из клуба, где нужно показать свою лучшую улыбку, потому что так принято, и не о фотографиях, на которых вас запечатлели без вашего ведома в тот момент.

Вчера вечером? Замечательно. На прошлой неделе? Неплохо. В прошлом месяце? Жить можно. В прошлом году? Печально.

Хотя вопрос должен звучать по-другому («Как часто вы улыбаетесь искренне?»), я думаю, все читатели поняли, о чём я говорю. Вспомните какой-нибудь репортаж с улиц вашего города — и попробуйте вспомнить, как много людей, проходящих мимо камеры, улыбались в тот момент, когда её видели. Ни одного.

Улыбка — это выражение нашей внутренней радости; улыбкой мы показываем окружающим нас людям, что мы рады тому или иному обстоятельству. Многие из нас, включая меня, тем не менее, не улыбаются часто. Это означает нечто из двух вещей: мы перестали радоваться, либо мы не хотим показывать свою радость. Я не хочу говорить за всех, но похоже, дело — в обеих этих вещах.

Начнём со второй причины — с той, которая говорит нам, что мы не хотим показывать свою радость, свои эмоции другим людям.

Несмотря на ту неприязнь к США, которую пропагандируют в России, у этих стран, с точки зрения мировоззрения их населения, много общего — и я говорю не из домыслов, а из выводов двух американцев, чьё мнение мне удалось услышать по этому поводу. В частности, и в России, и в США детей приучают не разговаривать, ни в коем случае не разговаривать с незнакомцами; на этом, к сожалению, наставления многих родителей обрываются, и ребёнку приходится самому додумывать ситуацию.

Таким образом, в голове ребёнка складывается стереотип, который позднее будет непросто изменить: «Незнакомцы = плохие люди». А коли они — плохие люди, то им нельзя доверять — а значит, нельзя доверять им и свои эмоции, одну из самых близких для каждого человека вещей. Это одно дело, когда ребёнок обходится с людьми, ему не знакомыми, осторожно, и другое, когда он напрямую избегает их; эти вещи сопоставимы, но не равнозначны, но родители забывают указать ребёнку на это. Наверное, потому, что они сами это уже знают, хотя их этому тоже никто не учил — поэтому ребёнок пусть сам обходится; родители ведь обходились.

Ребёнок вырастает, — в среде таких же «непросвещённых» в вопросах незнакомцев детей, — и становится взрослым. Стереотип в его голове, разумеется, сохранился: никто не помешал ему там остаться. Итог? Уже взрослый некогда ребёнок начинает считать всех незнакомцев своими врагами: того мужика, у которого он покупает машину («Наверняка где-то соврал, зараза. Надо бы найти, за что с этой машины несколько тысяч скостить — наверняка где-то, падла, прячет поломку»), кассира в ближайшем супермаркете («Опять мне эта кассирша нахамила, прикинь? Сама про пакет не спросила — и ещё возмущается, что я ей говорю об этом!»), да и всех прохожих вокруг (столько вариантов и ситуаций, что перечисление займёт целый абзац). И конечно же, своим врагам ни один «нормальный человек» не покажет свои искренние эмоции.

Стало ли кому-то лучше от этого? Нет: ни родителям, ни ребёнку, ни людям вокруг них.

Конечно, наш ребёнок — не один такой: таких очень много; не вся Россия, но какая-то заметная её часть (лучше всех она заметна потому, что в те редкие минуты, когда не молчит, говорит очень громко и с явным негодованием в каждом слове). В обществе людей, которые считают тебя своими врагами просто потому, что ты находишься рядом, жить совсем не весело…

…им самим. Никто не мешает вам жить хорошо, не взирая на помыслы и возможные мысли других людей.

Теперь — первая причина, говорящая о том, что нам стало жить менее радостно. Я не зря сказал, что не хочу говорить за всех: в моём мире, возможно, не радуга и единороги, но я не могу сказать, что я жалуюсь на жизнь.

Чего, по моим наблюдениям, нельзя сказать о других: люди вокруг меня в той или иной форме недовольны такими вещами, на которые вовсе не стоит обращать внимания. Тем не менее, обращают — и в ответ получают свою пачку негатива. В итоге — замкнутый круг: не радуешься — нет вещей, которые порадовали бы, потому что всё вокруг плохое — не радуешься…

…и никто словно не подозревает, что дело, возможно, не в вещах вокруг, а в самих недовольных людях. Мне ещё не доводилось видеть или слышать людей, которые заявили бы себе: «Всё не то, всё не так… Наверное, это просто я не так на них смотрю. Нужно изменить точку зрения». Потому что, к сожалению, есть нечто приятное в том, чтобы не любить, злиться, гневаться; что-то, чего я пока не понял до конца, но это есть: просто вспомните, как вы или кто-то вокруг вас когда-либо обвинял футболистов, хоккеистов, других спорстменов, персонажей кинофильмов и сериалов, сидя перед телевизорами. Легко злословить, когда тебя не слышат и изменить уже ничего нельзя, очень легко.

И это неправильно. Если бы подобное отношение помогало миру или хотя бы какому-либо одному человеку, мы избавились бы от болезней, войн, плохих спортсменов, голода, плохого образования, злодеев и просто негодяев. Однако этого не происходит: наше эго мешает нам. Именно эго (в более простонародном понимании этого слова) мешает нам чувствовать себя счастливыми: чем больше мы хотим, тем больше мы должны получать для удовлетворения, но когда мы не получаем того, что нам вроде как полагается (счастье, хорошие отношения, дорогая машина, дом на Мальдивах, победа любимой спортивной команды), мы чувствуем себя ущемлёнными, словно кто-то специально не дал нам этого. Мы ищем обидчика; многие обязательно находят его в лице других людей и никогда — в лице себя.

Для достижений нужна работа, и только после настоящей работы будет справедливо, если вас будут считать хорошим работником. Работа даст вам то, что вам нужно, если вы работаете там, где вам хочется работать. Если вы не будете работать — вы ничего не получите.

Звучит просто? Согласен. Я живу в простом мире и не понимаю, почему другие люди выбирают для себя мир более сложный.

Звучит справедливо? Наверняка. Все в глубине себя хотят ничего не делать, но получать всё, что хочется — даже те самые работяги, о которых ходит слава на всю организацию. Разница между этими работягами и простым народом состоит в том, что работяги понимают: пока ты лежишь на диване и размышляешь о своих мечтах, ты не добиваешься их. Если у тебя есть что-то на уме — лучше встать на ноги и шагать вперёд.

Благодаря рекламе, телевидению и Интернету люди всё чаще начинают думать, что у них ничего нет: ни хорошей машины, ни нового смартфона («а у Саши-то из соседней квартиры есть»), ни большой квартиры… Я понимаю, откуда это идёт, и тоже подвержен этому; все люди этому подвержены, и это важно понимать: знание — это сила. И знание это состоит в следующем:

Вам это не нужно. Ни квартира, ни машина, ни смартфон. У вас уже есть всё, что вам нужно: семья, друзья, крыша над головой, еда и вода.

Осознав это, вы будете жить лучше, ибо для счастья вам не нужны новые сапожки, яркая куртка и огромные пакеты еды домой каждый день (объедаться тоже вредно). В простоте жизни — счастье. А в счастье людям свойственно улыбаться.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s